История Сандунов

История знаменитых московских бань связана с именами  Силы Сандунова и Елизаветы Урановой — талантливых актеров придворного театра императрицы Екатерины II. Обвенчав влюбленных, государыня пожаловала им в подарок бриллианты, на которые Сандунов купил участок земли в районе реки Неглинной в Москве. В дальнейшем он выкупил наделы соседей и снес все существующие на них строения, чтобы создать здесь жилые кварталы и магазины. Но вскоре Сила Сандунов переменил свое решение, выделив освободившуюся территорию для устройства бань. К 1808 году их строительство было завершено.

В этих банях, по выражению Владимира Гиляровского, «перебывала и грибоедовская, и пушкинская Москва, та, которая собиралась в салоне Зинаиды Волконской и в Английском клубе». Сандуны стали центром общественной жизни столицы, совместив в себе клуб, поликлинику, и собственно «дворец чистоты». Именно Сила Сандунов впервые разделил баню на мужское и женское отделения (прежде все мылись в одном помещении). Для дворян здесь были созданы комфортабельные номера с дорогой мебелью и банными принадлежностями из серебра. В банях исполняли все прихоти богатой публики. Например, дамы из высшего общества могли посещать это заведение вместе со своими собачками.

Позже Сила Сандунов сдал бани в аренду управляющим — мещанину Петру Милютину и купцу Василию Ломакину. Больших доходов это предприятие владельцу не приносило, зато арендаторы богатели настолько, что становились домовладельцами. По мере того, как популярность бань росла, отношения в семье Сандунова усложнялись. Супруге  пришлось не по душе, что бани, в которые она внесла значительный материальный вклад, носят имя мужа. Брак распался, а бани, благополучно пережившие войну 1812 года, перешли в собственность Елизаветы Урановой, хотя и сохранили свое первоначальное название.

Впоследствии бани не раз меняли хозяев. В 1869 году их приобрел И.Г. Фирсанов, а затем сдал в аренду за 25 тысяч рублей в год П. Бирюкову, выбившемуся в купцы из простых банщиков. В 1890 году Сандуны перешли по наследству дочери миллионера Вере Фирсановой, чей муж, А.Н. Гонецкий, сумел убедить хозяйку, что успевшие устареть к тому времени Сандуны не делают чести фамилии Фирсановых. Их следует перестроить и превратить в «дворец для бань, которого Москва еще не видела». В надежде оставить далеко позади себя конкурентов, Гонецкий отправился в деловую поездку. Он побывал во многих странах, имевших давние банные традиции, изучал не только архитектуру банных комплексов, но и их техническое устройство.

По приезде в Москву Гонецкий пригласил для работы одного из лучших венских архитекторов того времени — Бориса Фрейденберга. Его проект, признанный самым удачным из всех представленных к рассмотрению, был реализован в 1896 г.

Посмотреть на новые Сандуны собралось пол-Москвы. Любопытная публика удивлялась: эклектичные фасады трехэтажного дворца были выполнены с элементами барокко, рококо, ренессанса, готики, классицизма, фабричного стиля. Однако далеко не причудливая архитектура стала главной особенностью бань. Новые Сандуны произвели революцию в банном деле — инженерные системы не имели аналогов в Москве. Здесь нашли применение практически все технические новшества того времени. Над организацией технического оснащения бань трудилась целая комиссия, созванная из выдающихся московских и петербургских специалистов. Чем же были замечательны эти бани?

Первостепенной задачей стало обеспечение бань водой. Максимальная потребность в ней была определена в 20 000 ведер в час. Получить такое количество из городского водопровода было невозможно, потому что оно составляло третью часть всего доставляемого в город объема воды. Единственным источником представлялась Москва-река, но в переделах города она была загрязнена заводскими стоками. В результате было решено снабжать бани москворецкой водой, забирая ее ниже Бабьегорской плотины, где она была еще вполне чистой. В самой бане вода проходила систему очистки американскими фильтрами, после чего ее можно было использовать даже для питья и приготовления пищи.

В Сандуны вода поступала по специально сооруженному водопроводу, который тянулся мимо Храма Христа Спасителя к Пречистинским воротам, затем по Волхонке и Моховой в Охотный ряд. Пройдя через Театральную площадь, водовод огибал угол Малого театра и по Неглинному переулку доходил до Сандуновского переулка, достигая того здания, где находились резервуары. Примечательно, что через каждые 100 м на водопроводе располагались пожарные краны, предназначенные для доставки воды при тушении пожаров в близлежащих местностях. Так технические новшества Сандуновских бань стояли на страже безопасности города.

Кроме того, бани могли снабжаться водой из городского водопровода, для чего была проведена специальная труба между Неглинным проездом и Рождественкой. Наконец, был устроен еще и артезианский колодец. До тех пор в городе не было примеров настолько хорошо устроенного водопровода. Подземелье бань представляло собой целый лабиринт, перерезанный во всех направлениях сетью труб, кранов, отводов и предохранителей. Каждое отделение в банях имело отдельную магистраль, поэтому в случае порчи водопровода прекращалась работа только части помещений, а не всего заведения, как это часто случалось с другими банями.

Вода нагревалась при помощи мазута (использование угля из-за опасности распространения пыли по территории бань было признано нежелательным) в трех котлах общей емкостью 150 куб. м. Почти все бани в Москве имели санитарные недостатки. Внимание же руководства Сандуновских бань было обращено на строгое исполнение правил гигиены, которые распространялись не только на дорогие отделения. В санитарные дни все банные помещения обмывались водой, а затем тщательно просушивались нагретым воздухом. Устроенная особым образом вентиляция обеспечивала двукратный обмен воздуха в течение часа.

Освещение в банях было электрическим и обеспечивалось одной тысячью 16-ти ватных лампочек, которые питались от электростанции, построенной при банях. Это была третья по счету электростанция в Москве. Кстати, за ее счет освещались коронационные торжества Николая II в 1896 году. Стоит добавить, что за обслуживающим персоналом Сандунов был организован особо тщательный врачебный надзор. Другой выдающейся особенностью Сандуновских бань стали интерьеры, оформление которых вполне могло бы конкурировать с иными богатыми особняками. Над созданием атмосферы роскоши помимо Б. Фрайденберга трудился архитектор академии художеств С.М. Калугин. В отделке помещений зодчие использовали материалы, завезенные из Европы: норвежский и итальянский мрамор, кафель и плитку для пола из Англии, Германии, Швейцарии и т.д.

На всю Москву славились номерные отделения. В них можно было попасть через небольшой дворик в арабском стиле. Номера были различной ценовой категории: от 60 коп. до 5 руб. Три самых дорогих кабинета были снабжены всеми необходимыми принадлежностями и состояли из 5 комнат: раздевальни, гостиной, будуара, бани и парильни. Кроме того, здесь имелись и недорогие номера за 40 копеек с одной ванной. Для публики, ожидающей своей очереди, было устроено 5 отдельных залов.

Дешевые бани располагались в других корпусах и разделялись в зависимости от цены на 6 разрядов: женские в 5, 10 и 30 копеек и мужские в 5, 10 и 50 копеек. В женских отделениях (в 30 копеек) особенным шиком отличалась раздевальня, выполненная в стиле Людовика XIV. А в гостиной, оформленной а-ля «Людовик XVI» дамы отдыхали после бани. Эта комната была обставлена мягкой мебелью, коврами, зеркалами и украшена плафонами работы художника Томашки. В составе отделения были также мыльная комната с мраморными скамейками, в которой имелся облицованный фарфором бассейн с постоянно меняющейся водой. Из мыльни одна дверь вела в парилку, другая — в ванную комнату.

Вестибюль у женского и мужского отделений в 10 копеек был общий, разделенный каменной перегородкой — постановления требовали изолированных входов для женских и мужских бань. В женской парильне были устроены полки двоякой высоты, с разной температурой. Для обоих полов в банях были души.

Мужские и женские бани в 5 копеек по убранству и отделке мало уступали другим отделениям, правда, помещения были обставлены мебелью попроще. Помимо душевых кабин, здесь во дворике, окруженном высокими стенами, был устроен бассейн на открытом воздухе.

Украшением Сандуновских бань считалось мужское отделение в 50 копеек. Вестибюль этих бань был выполнен в стиле рококо и утопал в зелени. Раздевальня была оформлена в готическом стиле. При ней имелась читальня в стиле Ренессанс и парикмахерская. За раздевальней следовала гостиная в восточном стиле. Этот салон предназначался для некурящих. При отделении были устроены горячая русская и ирландская сухая бани. Здесь же помещался огромный бассейн в помпейском стиле, свет в который попадал через стеклянный потолок.

В советское время Сандуновские бани продолжали считаться лучшими в Москве, так как имели развитое техническое оснащение, предлагали различные виды обслуживания, а также отличались высоким качеством внутренней отделки. Однако нещадная эксплуатация привела к значительным разрушениям, искажениям и утрате первоначального облика фасадов и интерьеров Сандунов. Первую масштабную реконструкцию и капитальный ремонт бань провели в 1944 г.

Работы шли по нескольким направлениям: восстановлению конструктивных элементов зданий, внутреннего оформления, технических агрегатов и систем; созданию дополнительных удобств, соответствующих требованиям того времени; восполнению пробелов в планировке помещений.

Только в 1991 году Сандуновские бани были поставлены на государственный учет как памятник архитектуры г. Москвы.

Сегодня, как и прежде, комплекс Сандуновских бань является эталоном русской бани и банного отдыха.


3.151495789288

Товар добавлен в корзину

Вы можете продолжить покупки или оформить свой заказ
Продолжить покупки Перейти в корзину